Everything You Always Wanted to Know about Russian Grammar But Were Afraid to Ask

мой vs. у меня

By Alina Israeli

(American University)

Q1. мой vs. у меня. We do not say я делаю мою домашнюю работу (clearly not yours or his). Also we do not say моя голова болит, only у меня голова болит. How do we explain this? And also is there a difference between мой брат учится в Гарварде and у меня брат учится в Гарварде?

Q2. Could you discuss the benefactives of the kind “Он у меня еще маленький?

A. There are several issues involved here. First of all, in many instances of personal pronouns in English function as articles. Case in point: body parts. One cannot say *I am brushing the teeth or *He is washing the hands if one brushes one’s own teeth or washes one’s own hands. In this case no pronoun is necessary or possible: Я чищу зубы, он моет руки, и т.п.

In the next “circle”, there are items that are part of one’s routine or “close” possessions: drinking one’s coffee (as opposed to drinking coffee in general), doing one’s bed, doing one’s homework, taking one’s money or taking one’s car in and so on. Strictly speaking one does not need a pronoun when the item is one’s own, but for emphasis of possession one may add the pronoun свой:

В одной такой безумной квартире я однажды пытался перезимовать. Въехал с вещами, сделал уборку, заправил кровать… [Василий Голованов. Эти квартиры (2001) // «Новый Мир», 2004]

Торопился я и плохо заправил свою кровать. [И. Ф. Стаднюк. Максим Перепелица (1956)]

Я допил кофе и вышел из кафе. [Андрей Курков. Милый друг, товарищ покойника (2001)]

 Я тоже допил свой кофе и докурил вторую сигарету. [Мариам Петросян. Дом, в котором… (2009)]

 In the last example, свой is motivated by тоже and the presence of another person at the scene who finished his coffee before the narrator.

The flip side of this is those sentences when one has to say He took my temperature, she fixed my dress. The issue here is that whatever the person was doing, he/she was doing to ME, not to the temperature or a dress. This includes bodily harm, even if we are talking only about one body part. In Russian in such cases we use not modifiers but a personal pronoun (or a name). The saleswoman’s touching the suspenders (подтяжки) in the second sentence has no bearing on the protagonist (я, the customer), the saleswoman does it out of her own curiousity, the suspenders simply belong to the protagonist, hence the use of the personal possessive pronoun мои.

 Я переменила Жене компресс, измерила ему температуру. [Л. К. Чуковская. Предсмертие. О Марине Цветаевой (1981)]

 Продавщица поправила на мне рубаху, потрогала мои подтяжки и сказала, что они ей нравятся, хотя они и старые. [Анатолий Эфрос. Профессия: режиссер (1975-1987)]

 Таня пришила ему рукавицы к рукавам, чтобы они не потерялись. [А. Д. Сахаров. Воспоминания (1983-1989)]

 На стене дома соседка Танька раздавила паука-косиножку, …; она даже надругалась над косиножкой, оторвала ему ножки, и Павлуша смотрел, ревя, как эти ножки-волосинки дергаются сами по себе; … [Павел Мейлахс. Избранник (1996) // «Звезда», 2001]

 А я разозлился и прострелил ему колено. [Геннадий Алексеев. Зеленые берега (1983-1984)]

If the inflicted harm to oneself is deliberate or inadvertent (but not accidental), one has to use the pronoun:

Не желая сдаться настигавшим его казакам, он прострелил себе голову из тяжелого нагана. [Лев Гумилевский. Судьба и жизнь (1969) // «Волга», 1988]

 Доставая ружьё дулом вперёд, он случайно прострелил себе руку и раздробил кость. [Александр Алексеев. Караваны дикого Запада // «Наука и жизнь», 2009]

 Typically, we do not use себе when the action is accidental. All the examples with повредил себе ногу in the Russian National Corpus (RNC) are from before 1934 (except one), while all the examples of повредил ногу are as recent as 2015:

 Житель Ярославской области, находясь в состоянии алкогольного опьянения, занимался бегом, повредил ногу и вызвал врачей. [Казусы // «Русский репортер», 2015]

The statistics in RNC for ‘breaking legs and arms’ is as follows:

сломал себе руку     18                           сломал себе ногу     51

сломал руку              32                               сломал ногу              132

The same is true for палец, ребро, зуб, ноготь. Шея seems to be an exception:

сломал шею             11

сломал себе шею     21

We do find the use of себе when the object is the back, the spine:

Черный стоит, согнувшись, как будто повредил себе позвоночник. [Мариам Петросян. Дом, в котором… (2009)]

 Now let us turn to people. What is the difference between мой сын/отец and сын/отец у меня or у меня сын/отец etc. If we use the personal possessive, the spotlight is on the person with that pronoun:

 Тогда мой сын учился в университете, я кому-то из его друзей, студентов и студенток, читал этот текст, но увидел, что до молодежи трагическая сторона моих прогнозов не очень доходит. [Вяч. Вс. Иванов. Задачи и перспективы наук о человеке (2007)]

 If we use the у меня construction, the spotlight is on “me”:

 Вдобавок мне одной надо было как-то обеспечивать детей ― сын у меня тогда учился на третьем курсе института, дочка― на первом. [Эльвира Савкина. Если впрягаюсь, то основательно (2002) // «Дело» (Самара), 2002.05.03]

 We can observe this from the context of these very similar clauses; in the first case there was a son and his friend (to whom the author read his text), while in the second one, the protagoinist is the speaker me who had to provide for the family since her son was a student and so was her daughter. The next example shows that the choice of a wife is impacted because her father is a magnate.

― А чего это папа так взъелся?

― Хочет, чтобы я женился на одной итальянке.

― Богатая?

У нее отец телевизионный магнат… [Андрей Геласимов. Год обмана (2003)]

The magnate father casts a lesser shadow in the following example:

Сейчас девушка [Алекса] взяла тайм-аут и живет в Украине, в Донецке, ее отец — крупный магнат. Девушка продолжает шокировать поклонников. (http://zvezdanutye.com/32918_chto-proizoshlo-s-pevicej-aleksoj)

In general, we find phrases with personal pronouns in biographies, as in the following example. In contrast, in cases where the impact or effect on the relative is stressed, we find the у + Genitive constructions.

Хотя она прожила в России не одно десятилетие, Юлия Михайловна оставалась в чём-то шершавой, негибкой немкой и по-русски говорила с заметным акцентом. Её отец погиб во время Гамбургского восстания.У Юлии Михайловны сохранились связи с некоторыми уцелевшими от невзгод стариками антифашистами, немцами, австрийцами,… [Юрий Трифонов. Дом на набережной (1976)]

«К чему это я ей сказала про соду? ― расстроилась Татьяна. ― Зачем я войну вспоминаю? У нее отец погиб… Я ведь к ней пришла рассказать про себя… Про то, что у нас с Николаем». ― Я сегодня… ― сказала она. И вдруг увидела, что Наталья плачет. Беззвучно, сдержанно, прикрыв лицо ладонью. [Галина Щербакова. Реалисты и жлобы (1997)]

The example in Q2 deserves a footnote: unlike regular nouns, pronouns cannot have possessives next to them, consequently the counterpart to он у меня маленький is он маленький, while before we saw ее отец vs. у нее отец.

And here is a teaser for a later date: there is a construction that uses у меня that means a threat Троих жильцов засудила, а за твои дерзкие слова ты у меня в ногах наваляешься! [А. П. Чехов. Беззащитное существо (1887)]

© 2017 by Alina Israeli

Please send questions to: Prof. Alina Israeli, WLC, American University, 4400 Massachusetts Ave. NW., Washington DC 20016-8045; or via e-mail to: aisrael@american.edu